В Багдаде все спокойно, или размышления о влиянии музыки на молодежные субкультуры на конкретном примере.

Музыка еще с первобытных времен была одной из мощнейших причин побуждающих человека к тем или иным действиям. Она — властительница душ, она зачастую повелевает поступками человека, склоняет его в ту или иную сторону при выборе действия. Воздействует на тончайшие струны психики. Особенно податлива к ее влиянию молодежь.  Слово и звук могут вместе влиять на массы, менять социальную и политическую обстановку в обществе.

Каждая молодежная субкультура имеет свои определенные признаки: стиль одежды, идеологические модусы, структуру иерархии,  музыкальные предпочтения. Причем зачастую это все тесно переплетено и в совокупности составляет сложную оригинальную самовоспроизводящуюся систему. Когда человек вступает в подростковую стадию или просто меняется его юношеское мировоззрение (первое и второе зачастую совпадает) он проходит стадию самоидентификации своей личности с набором близких его субкультур, причем зачастую вовлекается в  них благодаря одной из наиболее импонирующих черт в вышеуказанных признаках.

Рассмотрим к примеру одну из самых распространенных музыкально-ориентированных субкультур. В  России уникальная ситуация на металлической сцене,  — значительная часть поддерживающих ее людей принадлежат по взглядам ультраправым. Хотя это нонсенс, в остальном мире любители данного музыкального жанра аполитичны. В чем же дело? Корни этого явления лежат в конце 80-х. Тогда существовало широкое, в чем то нонконформистское движение «неформалов», которые слушали полулегальный «русский рок», противостояли ментам, «гопоте», были большей частью политаморфны, но с неприязнью к СССР и т.п. Общая тусовка, общие знакомые. С развалом СССР поднялась волна ультраправых настроении — результат разрушения Империи, экономического упада, социальной и политической нестабильности. Часть музыкальных коллективов начала 90-х, оторвавшись от своих корней, начала использовать популярность правой темы для раскрутки, для увеличения популярности. Благодаря некоторому единству «неформалов» ультраправые бритоголовые — первые российские бонхеды, оказали сильное влияние на металлическую сцену.
Можно особо отметить отметить  группу «Коррозия металла», ее вклад в поправение сцены переоценить трудно. Несмотря на то, что ее тексты примитивны, лидер, так называемый «Паук» — убог и физически, и эмоционально, агрессивная нацистская пропаганда в их творчестве возымела свое влияние. Значительное число «младонеформалов» под влиянием кумира приняло ультраправые взгляды, зачастую практикуя их на нападении представителей других национальностей, молодежных субкультур.

Из всего этого ясно — концертам подобных групп надо противостоять всеми методами. 2-го июня «Коррозия Металла» должна была выступать в Уфе. Стояла достаточно сложная задача — предотвратить этот концерт. Учитывая на широкий PR концерта и то, что было несколько музыкальных коллективов, туда могли придти люди не являющиеся неонацистами. По этой причине применеие мер физического противодйствия сильно затруднялись. Обдумав ситуацию, некоторые товарищи решили, стоит дать жителям нашего города  почитать тексты данной группы, их интервью, и, выразить свое мнение о проведения данного концерта в Уфе, подписавшись под заявлением о недопустимости данного мероприятия. Мы живем в этом городе,и нам решать — хотим ли мы, что бы у нас проводились концерты, где «вход для всех, кроме цунарефов». За два дня до концерта было собрано около 500 подписей, распечатаны тексты песен, обложки альбомов, интервью Паука. Городская администрация под напором общественности попросила клуб отменить концерт (в принципе и без напора практически тоже, как только они увидели, какие тексты должны были звучать на концерте).

Мы победили!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *