Александр ТАРАСОВ ВЕТРИЛЭ – SI, КОДРЯНУ – NO!

Будучи противниками НБП и всего, что с ними связано, так же достаточно негативно относясь к Александру  Тарасову, не можем не признать, что данный текст является достаточно интересным и будет полезен для изучения широкому кругу антифашистов. Ионе Ветрилэ должен знать и помнить каждый.


Александр ТАРАСОВ ВЕТРИЛЭ – SI, КОДРЯНУ – NO!

Письмо в «Лимонку»

Правильно и по делу облаял вас в «Черной звезде» (№ 13) Юра Нерсесов из Питера. Это же действительно надо совсем офонареть, чтобы рекламировать, расхваливать и восхищаться на страницах «Лимонки» «капитаном» Корнелиу Зеля Кодряну (статья «Ивана Черного» в № 26).

Кем, собственно, был Кодряну (не в изложении «Ивана Черного», а на самом деле)? Во-первых, звали его не Корнелиу Зеля Кодряну, а Корнелий Зелинский, и был он не румын и не православный, а поляк (по отцу, а по матери – и вовсе немец) и католик. До 1919 г. К. Зелинский не был даже румынским гражданином. Никаким православным фанатиком, «визионером», которому являлся Михаил Архангел, он не был. Три «страсти» унаследовал юный Зелинский от родителей: ненависть к евреям, ненависть к русским и ненависть к большевикам.

Поздравляю газету НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИСТСКОЙ партии с публикацией статьи, восхваляющей ПАТОЛОГИЧЕСКОГО РУСОФОБА и ПАТОЛОГИЧЕСКОГО АНТИБОЛЬШЕВИКА!

Но дело не только в этом. Кодряну, которого «Лимонка» рисует «румынским национальным героем», «рыцарем национальной революции» и «экзистенциальным революционером», был на самом деле обычным продажным фашистом. Сначала он получал деньги от режима Хорти в Венгрии: Будапешт рассчитывал, что насаждая при помощи легионеров Кодряну террор в Румынии, можно будет до такой степени дестабилизировать страну, что аннексия Трансильвании превратится в легко решаемую задачу.

Через Будапешт Кодряну установил связи с Римом – и стал получать деньги от Муссолини. У Муссолини были грандиозные планы, он надеялся превратить все Балканы в сферу влияния фашистской Италии. Легионеры стали «убирать» не только тех румынских политиков и чиновников, кто не нравился Будапешту, но и тех, кто не нравился Риму.

После прихода к власти Гитлера легионеров решило прибрать к рукам АПА (Aussenpolitischen Amt der NSDAP) – Управление иностранных дел НСДАП во главе с Розенбергом. Агентом АПА был Хория Сима, который после убийства Кодряну возглавит «Железную гвардию», примет в июле 1940 г. предложение короля Кароля (того, кто распорядился убить Кодряну) стать министром науки и просвещения, а в 1944–1945 гг. будет главой «правительства Румынии в изгнании» (в Вене), сформированного Гиммлером.

Некоторое время Кодряну «играл на двух досках» – получал деньги и от Муссолини, и от Розенберга. За убийство легионерами в декабре 1933 г. премьера румынского правительства Иона Дуки (проводившего профранцузскую политику) Кодряну заплатили и Рим, и Берлин.

Несколько позже министр иностранных дел Италии граф Чиано узнал, что Кодряну купили нацисты, – и итальянцы потеряли доверие к легионерам. А Кодряну (через Хорию Симу) вышел на Гиммлера и стал получать деньги уже и от АПА, и от СД.

Ни о каком «возрождении Великой Румынии» нацисты, конечно, и не думали. Румыны для нацистов были представителями «деградирующей расы» (как все романские народы, кроме, может быть, «потомков римлян» – итальянцев), да еще и с примесью славянской крови – и плюс к тому православными. Кодряну был не дурак и все это хорошо знал. Однако продался немцам.

Один из лидеров легионеров Михал Стелеску (румынский фашист-фанатик, православный идеалист, веривший во все кодряновские бредни) узнал случайно в 1936 г., что Кодряну продавал интересы Румынии любому, кто хорошо платил, – и решил, дурак, разоблачить Кодряну. Кодряну перепугался до смерти – и послал десять человек в госпиталь, где лежал в тот момент Стелеску. Легионеры изрешетили Стелеску пулями (в теле было обнаружено 120 пуль), потом разрубили топорами на части и принялись вокруг расчлененного тела танцевать, молиться, кричать от радости и целовать друг друга. В общем, нежно и трогательно любил Кодряну своих соратников – и бойцов себе подбирал исключительно психически здоровых…

И никаким интеллектуальным гигантом Кодряну не был. Был он талантливым артистом и оратором. Речи его производили сильное впечатление на подростков и неграмотных крестьян, но более образованную публику от них мутило. Теоретические и эстетические каноны легионерского движения создали Ион Моца и Мирча Элиаде. С Моца Кодряну расплатился весьма оригинально: послал того воевать в Испанию на стороне Франко, где Моца и погиб.

Кодряну не был трусом (на его «личном» счету убийство префекта полиции в Яссах). Но и храбростью особой Кодряну не отличался: на акции, под пули, посылал других – рядовых легионеров. Формального лидера «Легиона Святого Михаила Архангела» генерала Георгиу Контакузино-Граничера, «легионера № 2» Иона Моца и «восходящую звезду» легионеров Василе Марина Кодряну сплавил воевать в Испанию, туда же он отправил еще шестерых лидеров «Легиона», которые казались ему «опасными», а заодно – 10 тысяч легионеров, признанных «самыми лучшими» и, следовательно, «слишком самостоятельными»… Так Кодряну, боясь за свое положение, избавлялся от лучших кадров.

Уж если вам так загорелось найти «экзистенциального революционера» в Румынии – вот вам Ион Ветрилэ.

Известно о Ионе Ветрилэ мало. Родился он в конце 1923 г. в Бессарабии или в семье выходцев из Бессарабии. Многие его родственники участвовали в 1924 г. в Татарбунарском восстании, а дядя при штурме Татарбунар румынской армией попал под газовую атаку, чудом выжил (но ослеп) и потом 12 лет – до самой смерти – скрывался от властей.

В 1939 г. – как раз в период «карлистского террора», когда король Кароль II расстреливал по всей Румынии легионеров (а заодно – под предлогом борьбы с «Легионом» – и других оппозиционеров, в том числе и левых), а легионеры отвечали террором на террор (и даже убили премьер-министра Арманда Кэлинеску) – 15-летний Ион Ветрилэ начинает создавать подпольную организацию, поставив себе целью развернуть в Румынии революционную партизанскую войну. Причем партизанскую войну Ветрилэ собирался вести не только в горах и лесах, но и в городе. В этом смысле он был предшественником «городской герильи», Маригеллы, «Тупамарос», РАФ и «Красных бригад».

Он считал себя анархо-коммунистом (но иногда забывался и называл себя анархо-большевиком) и для организации выбрал броское название «Гайдуки Котовского». О Котовском, видимо, ему рассказали родители.

«Гайдуки Котовского» формировались по классической схеме – «пятерками». Ион обладал, видимо, выдающимися организаторскими и пропагандистскими способностями, поскольку в 1939 г. в насквозь фашизированной и запуганной террором Румынии просто немыслимо был завербовать кого-то в подпольную анархо-коммунистическую группу. Однако к сентябрю 1940 г. – к моменту острого политического кризиса, завершившегося падением короля Кароля и установлением диктатуры Антонеску, – «Гайдуки Котовского» имели уже центральную «пятерку», две дочерние «пятерки» и три «тройки» (то есть 25 человек).

Во время сентябрьского кризиса, в ходе столкновений легионеров с армией, «Гайдуки Котовского» разжились несколькими пистолетами и двумя винтовками. Всем «гайдукам» было по 14–15 лет.

С этого момента «гайдуки» стали нападать в Бухаресте и его окрестностях и на легионеров, и на солдат и жандармов. Всего до ноября 1940 г. они провели не то 18, не то 22 операции, в ходе которых убили 5 или 6 легионеров, 3 жандармов и 3 или 5 солдат.

Кроме того, они сожгли склад с пропагандистской литературой «Легиона». Причем легионеры были уверены, что на них нападают люди Антонеску, а солдаты и жандармы – что их атакуют легионеры.

10 ноября 1940 г. в Румынии произошло катастрофическое землетрясение. В результате землетрясения 8 «гайдуков» погибло, а 2 были покалечены и не смогли далее участвовать в боевых операциях (их воспоминания и являются источником по истории «Гайдуков Котовского»: поскольку они входили в разные «пятерки», они иногда расходятся в цифрах и других деталях). Но в то же время «гайдуки» смогли разжиться оружием, патронами, а Ион Ветрилэ где-то достал два ящика ручных гранат.

В декабре 1940 г. «гайдуки», пользуясь постоянными столкновениями между правительственными войсками и легионерами (вспыхнувшими после того, как Антонеску снял легионеров с важных постов министра внутренних дел, начальника «полиции безопасности» и начальника полиции Бухареста), провели до 20 боевых акций. И не только не потеряли ни одного человека, но по-прежнему оставались неизвестными для полиции и Сигуранцы!

Все операции планировал 16-летний мальчишка Ион Ветрилэ, не имевший не то что военного образования, но даже полного гимназического.

К 21 января 1941 г., когда в Бухаресте начался мятеж «Легиона» против правительства Антонеску, Ион Ветрилэ возглавлял уже организацию из 9 полных «пятерок» и 8 неполных (всего 69 бойцов). У них на вооружении было почти 10 винтовок, до 10 пистолетов и некоторое количество взрывчатки и гранат.

22 января, когда в Бухаресте уже сутки шли бои между десятками тысяч легионеров и солдат Антонеску, Ветрилэ смог собрать всех «гайдуков» и атаковать сразу после наступления темноты (то есть около 6 часов вечера) один из районных комиссариатов города, занятый утром легионерами. В комиссариате находилось до 70 легионеров, и был устроен мобильный склад оружия. После короткого боя, потеряв лишь 4 бойцов и уничтожив всех легионеров, «гайдуки» захватили здание комиссариата.

Тут к комиссариату пробрался один из двух «гайдуков», ставших инвалидами после землетрясения и не участвовавших в боевых акциях, – Виргил Василе. Он рассказал, что легионеры, теснимые армией, отправились с горя в еврейские кварталы и начали там резню. Ион Ветрилэ посадил в две легионерские машины, стоявшие у комиссариата, 40 «гайдуков» во главе с Яломитяну (фамилия это или кличка – неизвестно), отдал им почти все оружие, захваченное в комиссариате, боеприпасы и взрывчатку – и послал в еврейские кварталы с приказом вооружить местных жителей и организовать оборону. Все эти ребята, старшему из которых было 17, погибли в ночь с 22 на 23 января 1941 г., защищая еврейские кварталы Бухареста. Удалось ли им мобилизовать на борьбу жителей гетто, толком не известно.

Сам Ион Ветрилэ остался с 6 вооруженными людьми и 18 невооруженными. Он захватил подъехавшую к комиссариату машину с 3 легионерами, выяснил у пленных, где расположен легионерский склад оружия, после чего расстрелял пленных, поджег комиссариат и поехал захватывать склад.

На складе было 30 легионеров и куча оружия, а у Ветрилэ – лишь 9 вооруженных бойцов (3 винтовки он отобрал у пленных), но он захватил склад без потерь.

Тут везение кончилось. К складу подъехали машины с 350 легионерами, прибывшими за боеприпасами. Больше часа они сражались с двадцатью пятью 14-17-летними мальчишками. Правда, у мальчишек было 10 пулеметов.

Когда легионеры захватили склад, в живых оставались только два «гайдука» – сам Ветрилэ (он был ранен в обе ноги) и раненый в грудь и голову боец по кличке Бужор.

Легионеры отвезли «гайдуков» на городскую бойню, куда они сгоняли из гетто евреев, с которых сдирали живьем кожу и рубили как скот на куски, ставя на каждом куске печать ветеринара столицы. Ветрилэ и Бужора подвесили за ребра на крюки для туш и стали пытать. Бужор, видимо, быстро умер, а Ветрилэ успел что-то сказать легионерам, судя по тому, что они выжгли раскаленным железом у него на спине два слова: «Бакунин» и «Ленин». Других имен анархистов и коммунистов они либо не знали, либо Ветрилэ после двух надписей умер. Но может быть, и нет – когда 24 января Виргил Василе нашел на бойне тело своего командира, во лбу у того чернело пулевое отверстие, а затылок был начисто снесен выстрелом…

Вот вам пример румынского (или, если хотите, молдавского) «экзистенциального революционера». В 15-17 лет, без денег из-за границы, без связей, без жизненного опыта, без ничего парень создал партизанскую организацию, в которую сумел привлечь 80 человек (хотя им всем за одно членство грозила смерть), вооружить их, полгода вести в столице (!) городскую партизанскую войну – и погибнуть как герой.

У Кодряну было все: готовые идеи, с самого начала – куча сподвижников, миллионы Хорти, Муссолини и Гиммлера. У Ветрилэ не было ничего, кроме выдающегося таланта организатора и пропагандиста – и революционных идеалов.

Оба погибли под рукой палача. Но Кодряну останется в истории продажным фашистом, а Ветрилэ – бесстрашным гайдуком.

Не тех героев прославляете, национал-большевики!

Второе примечание — НБП по всем признакам левые национал-социалисты в духе Рэма и Штрассера. Не понятно, что пытался добиться этой статьей экзистенциальный публицист Тарасов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *